На Главную

ОПТИМИЗАЦИЯ РАБОТЫ НА ОРЭМ
Разработка стратегии
с просчетом ее эффективности на узловой модели

Расширенный поиск

ГлавноеКомментарииBigPower DailyЭнергорынкиФондовый рынокМой BigPowerОб BigpowerNews
Вход Регистрация
 
06 февраля 2012, 13:05 | Тимур Авдеенко , Президент «ЭМАльянса»
Распечатать Отправить по почте Добавить в Избранное В формате RTF

Тимур Авдеенко: «Есть более важные вопросы, чем статус того или иного топ-менеджера»


Одна из крупнейших российских энергомашиностроительных компаний «ЭМАльянс», похоже, нашла долгожданного стратегического инвестора. Недавно о покупке этой компании заявил концерн «Силовые машины» Алексея Мордашова. О том, какие цели преследует объединение двух компаний, как отразится вступление России в ВТО на отечественном энергомашиностроении и почему инвесторам не стоит отворачиваться от этого сектора, корреспонденту РБК daily ЮЛИИ ГАЛЛЯМОВОЙ рассказывает президент «ЭМАльянса» ТИМУР АВДЕЕНКО.

— Два года назад в это же время ваша компания активно готовилась к проведению IPO. Почему не удалось выйти на биржу?

— IPO не состоялось по тем же причинам, что и у других компаний: очень сильная волатильность. Технически мы были полностью готовы, однако конъюнктура рынка складывалась таким образом, что мы не могли получить справедливую рыночную цену, а это было одной из главных наших задач. Конечной целью мы видели привлечение впоследствии стратега для дальнейшего развития компании на условиях реальной фундаментальной оценки бизнеса. В текущей ситуации такие оценки на открытых рынках невозможны, а следовательно, сама идея пока не очень интересна.

 Долгое время «ЭМАльянс» существовал и развивался, не помышляя о размещении акций или привлечении инвестора. Насколько критичным является для компании поиск инвестора или публичное размещение акций? Достаточно ли у вас ресурсов, чтобы продолжить самостоятельное развитие?

— Компания, безусловно, может и будет органически развиваться. Но есть направления, которые мы, ориентируясь только на собственные силы, будем реализовывать долго, а что-то не сможем реализовать вообще. С партнером мы сделаем это быстрее. Самостоятельное развитие в данном случае может быть привлекательно с точки зрения сиюминутной выгоды для акционера, при этом можно упустить либо не до конца реализовать целый ряд возможностей. Партнер же должен дать компании что-то новое. Это могут быть ресурсы для ее развития — финансовые, менеджерские, административные, а также технологии, референции или новые рынки.

— Почему «ЭМАльянс» выбрал именно структуру Алексея Мордашова?

— На сегодняшний день «Силовые машины» (СМ) наиболее привлекательный партнер с точки зрения эффективного развития профильного бизнеса, но надо учитывать, что это не единственный возможный вариант развития. В рамках общей стратегии мы традиционно рассматриваем сразу несколько возможных сценариев и ведем переговоры в соответствии с этим и с промышленными компаниями, в том числе западными, и с инвестиционными фондами. Обсуждаемая сделка нам, безусловно, наиболее интересна, но она еще не состоялась, и есть ряд условий, которые каждая из сторон в течение определенного времени должна выполнить. Сегодня обе стороны демонстрируют настрой на удачное ее завершение. В целом у нас есть договоренность по всем принципиальным вопросам. То, что в свое время мы не обсудили на ранних стадиях с «Интер РАО», учли в переговорах с СМ.

— Какого результата вы ожидаете от сделки с «Силовыми машинами»?

— Это тоже энергомашиностроительная компания, и в своей области она является лидером рынка, как и мы в своей. Такое слияние позволило бы объединить ресурсы для разработки новых технологий, дать комплектные предложения по основному оборудованию (котел, турбина, генератор), предлагать типовые решения, единые подходы к сервису. Заказчик от этого только выиграет. Кроме того, такое объединение существенно повысит конкурентоспособность отечественного энергомаша на зарубежных рынках, это тот путь, который в разные годы прошли практически все крупнейшие международные компании. Появится новый глобальный российский игрок на международном рынке, причем не в сырьевом, а в технологическом секторе.

— Позволит ли вам новый партнер заключать временные альянсы с зарубежными компаниями?

— Пока сложно говорить, как будет строить маркетинговую политику объединенная компания. В целом стоит отметить, что наша конкурентоспособность по ряду направлений в тепловой энергетике несколько выше, чем конкурентоспособность СМ. Например, наши котлы-утилизаторы применимы для газовых турбин любой мощности как импортных, так и отечественных. СМ ряд газовых турбин сегодня вообще не производят, во многом это для них фактор временный и «наслед­ственный». В целом ряде случаев, на мой взгляд, нет смысла отказываться от возможных поставок отдельно котельного острова. Наоборот, появляется возможность диверсификации для компании, а у заказчика расширяется вариативность возможностей работы с ней.

 А если, к примеру, СМ будут располагать необходимой турбиной, а заказчик пожелает чужие турбины и ваши котлы. В таком случае возможен альянс с иностранным производителем?

— Для заказчика важны параметры блока в целом, а не его отдельных элементов, его общая эффективность, надежность, маневренность. Комплексное предложение имеет ряд преимуществ — маневр в ценовых и технических параметрах, единый подход в постпродажном обслуживании. Как правило, это более выгодно заказчику. Кроме того, наши клиенты — это в первую очередь Россия и развивающиеся рынки, те, кто уже эксплуатирует и знает все преимущества нашего оборудования.

— Есть ли какая-то договоренность по поводу того, как будет происходить взаимодействие с контр­агентами?

— Если СМ станут мажоритарием в компании, то, безусловно, политику продаж, внешней корпоративной коммуникации будут определять они. Но у нас одни и те же контр­агенты, поэтому, на мой взгляд, серьезных изменений не будет, будет обеспечиваться преемственность.

— Что будет с руководством компании? Планируете ли вы оставаться в «ЭМАльянсе»?

— Сделка еще не произошла, но если она состоится, я уверен, что люди, которые могут и захотят работать в компании, продолжат свою деятельность. Что касается меня, я выступаю в трех ипостасях в компании: как бенефициар, как председатель совета директоров и как оперативный менеджер. По первым двум ответ на поверхности — нет. Останусь ли я в качестве президента или в каком-либо ином качестве, будет зависеть от того, насколько мои менеджерские способности окажутся востребованы и применимы в новой компании.

 Обычно такие вещи заранее обговариваются. Может быть, есть какое-то соглашение, в котором прописывается ваш будущий статус?

— Мы не ставили перед собой эту задачу. Есть гораздо более важные вопросы, чем статус того или иного топ-менеджера.

— Вы не боитесь, что после продажи компании «Силовые машины» поменяют стратегию «ЭМАльянса»?

— Речь идет не о поглощении, а о слиянии участников рынка, которые дополняют друг друга. Это значит, что та стратегия и планы, которые мы реализовываем, принимаются и одобряются покупателем. Безусловно, детали могут отличаться, но основное целеполагание совпадает.

— Какой сейчас пакет заказов у «ЭМАльянса»?

— На сегодняшний день это около 55 млрд руб., при этом 23—25 млрд руб. приходится на заказы, заключенные в течение 2011 года.

 В 2011 году «ЭМАльянс» приобрел хорватский завод Duro Dakoviс. Будете ли вы продолжать наращивать активы за рубежом, приобретать лицензии за границей? Существует ли вообще в этом потребность?

— Такая потребность есть. Duro Dakoviс — это лишь стартовая площадка для выхода «ЭМАльянса» на европейские рынки. Одновременно мы ведем десятки других переговоров. Сейчас 80% всех заказов приходится на отечественный рынок. В ближайшие несколько лет мы рассчитываем на рост доли экспорта с 20 до 50%. Одним из необходимых условий является наличие европейских референций. В последние годы мы присматриваемся к инжиниринговым компаниям. Однако пока — либо дорого, либо много проблем. В то же время мы используем другие формы технологического развития. Проводим собственные НИОКР, приобретаем лицензии, договариваемся о партнерствах под ту или иную конкретную задачу. Лицензию на утилизаторы приобрели у Nooter/Eriksen, и сегодня это половина нашего порт­феля заказов. В конце прошлого года получили право на ее расширение на восточноевропейский рынок. Есть ряд соглашений с BWE, FOSTER Wheeler. При этом мы открываем для себя и новые сферы. В течение нескольких лет искали партнера, занимающегося газоочист­кой, и сейчас ведем переговоры по этой теме с одним из европейских лидеров — компанией Hamon.

— Что вам дало приобретение Duro Dakoviс? Какой прирост выручки и заказов обеспечил этот актив?

— Мы приобрели Duro Dakoviс без долгов, но с очень небольшим портфелем заказов — результат управления предыдущего собст­венника. По итогам года выручка компании должна составить около 30 млн евро, падение к его потенциалу примерно в 2,5—3 раза. Сегодня портфель заказов активно растет. По итогам 2012 года ожидаемая выручка — 70 млн евро. Мы активно развиваем Duro Dakoviс, в том числе его возможности по проектированию, его подразделения по продажам. Заказчиками компании в основном являются как развитые европейские рынки (Великобритания, Швейцария, Финляндия, страны Восточной Европы), так и развивающиеся (Египет, Сирия).

— А на российском рынке и в СНГ есть интересные активы?

— Производственных мощностей нам хватает. Однако если при исполнении заказов мы будем испытывать временные затруднения, привлечем субподрядчиков. Сегодня на долю «Красного котельщика» приходится всего 35—40% выручки холдинга, все остальное — это либо собственный инжиниринг и управление проектами, либо субподрядчики. Нас вполне устраивает такая ситуация с точки зрения экономической целесообразности. По производственным активам в России и СНГ сегодня мы не видим для себя потенциальных объектов для приобретения.

— Какая доля сейчас у компании на российском рынке?

— Если считать по состоявшимся в 2011 году тендерам на новое строительство или глубокую модернизацию, по котлам-утилизаторам, это более 50—60%, по угольным котлам примерно столько же. Если смотреть по объемам вводов — 40%, но с учетом портфеля уже заключенных контрактов эта доля будет расти с каждым годом, по крайней мере, до 2015 года.

 Как повлияет на позиции «ЭМАльянса» на отечественном рынке вступление России в ВТО?

— Сегодня таможенная пошлина на нашу продукцию составляет от 0 до 15%, и этот коридор явно не является запретительным. Вступление в ВТО предполагает снижение пошлины в два раза. В плане энергомашиностроения не думаю, что это что-то серьезно изменит. Все мировые компании, которые хотели работать на нашем рынке, уже работают либо конкурируют с нами на проводимых сегодня тендерах. Рынок открыт. Возможно, кратко­срочную финансовую выгоду смогут получить заказчики. Очевидно, ее получат иностранные производители. Но не стоит забывать, что в нашем секторе помимо цены важны другие факторы. Необходимо учитывать, во что обойдется энергоблок за весь период жизненного цикла.

 Мы говорим о том, как изменится позиция вашей компании на российском рынке, а не откроются ли для вас новые возможности на американском, европейском или китайском рынке…

— Нет, преференций мы не получим. Наши целевые рынки активно используют комплекс протекционистских мер для защиты национального производителя и для локализации передовых технологий в энергетике.

— Вы можете озвучить, какая доля «ЭМАльянса» приходится на сервис, какая на поставку первичного оборудования?

— Долгое время складывалась ситуация, когда сервисом оригинального оборудования в стране занималась любая ремонтная компания. Однако ряд крупных аварий привел к осознанию и генераторами, и надзорными органами необходимости изменений. Пока доля сервиса, предоставляемого оригинальными производителями, также невелика — 10—15%, однако она с каждым годом растет. В России практика длинных сервисных договоров между отечественными производителями и генерирующими компаниями до прошлого года вообще отсутствовала. Сейчас применение долгосрочных сервисных договоров рассматривается не только по вновь вводимым объектам, но и по «старым», уже эксплуатируемым. Такие договоры мы обсуждаем с «Газпром энергохолдингом», «Интер РАО», другими крупными генерирующими компаниями.

— Несколько лет назад были большие ожидания по поводу инвестирования в энергомашиностроение. Не было публичных компаний, но считалось, что это будет быстрорастущий, привлекательный сектор. Сейчас есть ощущение, что интерес спал и потребность в вашем оборудовании оказалась ниже, чем прогнозировалось.

— Если говорить о текущей конъюнктуре, число инвесторов сократилось. Далеко не у всех есть понимание логики нашего рынка, поэтому мы не хотели бы работать с инвесторами, которые сравнивали бы наш бизнес по доходности, например, с ритейлом. Сравнение не в обиду, просто подходы к оценкам должны быть разные. Наше развитие ориентировано на более фундаментальные факторы и длительные сроки. Так или иначе процесс обновления энергетики будет осуществляться, это неизбежно. И если частный бизнес будет сохранять сомнения, то вопрос будет не в отказе от инвестиций в модернизацию энергетики, а в том, кто будет инвестором при отсутствии частной инициативы — население или государство. Сегодня многие говорят о том, что за 2015 годом для крупного инвестора горизонта не видно, но мой прогноз, что в 2013—2014 годах неизбежно появятся новые механизмы инвестирования и горизонт вновь будет значительно расширен.

— Каких результатов вы ожидаете по итогам 2011 года?

— По РСБУ ждем ориентировочно 14 млрд руб., что примерно на 10% выше по сравнению с предыдущим годом. Рентабельность у нас выросла с 14 до 16%. При этом сейчас мы получаем результат достаточно скудных и растерянных посткризисных 2009—2010 годов, однако уже по результатам контрактной работы прошедшего года выручка текущего года, по нашим предварительным оценкам, должна увеличиться примерно на 30—40%.

6 февраля 2011 г, РБК daily

Распечатать Отправить по почте Добавить в Избранное В формате RTF
РАНЕЕ В РУБРИКЕ
Все материалы рубрики: Рынок энергооборудования
ГЛАВНОЕ
14 декабря, 15:27
МОСКВА, 14 декабря (BigpowerNews) - Управляющие компании в сфере ЖКХ надо в самое ближайшее время отрезать от денежного потока, заявил президент РФ Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции.
14 декабря, 11:54
МОСКВА, 14 декабря (BigpowerNews) - Концерн Siemens готов вернуть деньги, полученные за турбины, которые впоследствии оказались в Крыму, в случае возвращения оборудования обратно поставщику, заявил представитель немецкого концерна в Арбитражном суде Москвы.
14 декабря, 11:01
Электрогенерацию на торфе приравняют к возобновляемым источникам энергии. Уже с нового года Минэнерго РФ предлагает обязать ФАС определять долгосрочные тарифы для отрасли. Сейчас генерация на торфе таких гарантий не имеет и цены могут значительно колебаться.



© 2016 ООО «БИГПАУЭР НЬЮС».
© 2009-2016 Информационное агентство «Big Electric Power News».
Категория информационной продукции 16+
тел. : +7(495) 589-51-97.
Главный редактор: maksim.popov@bigpowernews.com
Редакция: editor@bigpowernews.com
Для пресс-релизов: newsroom@bigpowernews.com
Для анонсов:newsroom.events@bigpowernews.com
Отдел продаж:sales.service@bigpowernews.com

Информация об ограничениях

Самые актуальные новости энергетики России – в профессиональном издании Bigpower Daily. Обзор рынка, интервью, онлайн-конференции, свежий взгляд на современные проблемы электроэнергетики – вся эта информация теперь представлена в одном месте! Электроэнергетика Российской Федерации и Москвы, в частности, рассматривается на страницах нашего специализированного издания. Текущее состояние и новое в электроэнергетике Вы сможете узнавать в режиме реального времени.

Дизайн и создание сайта — студия Fractalla Design
Разработано на CMS DJEM
ГЭС РусГидро
Атомная энергетика в России
Электроэнергетика России и стран СНГ
Статистика рынка электроэнергии
АЭС России
ОРЭМ
Альтернативная энергетика
Рынок электроэнергии России
Котировки акций электроэнергетических компаний
Форум энергетиков
ТЭЦ
Министерство энергетики России
Энергетика, промышленность России
Перспективы развития энергетики
Мировая энергетика
Тарифы на электроэнергию
Промышленная энергетика
Росэнергоатом
Проблемы энергетики
Реформирование электроэнергетики России
ГРЭС
Интер РАО ЕЭС
РусГидро
Холдинг МРСК

Расширенный поиск